Медицинская консультация

Последний номер журнала

Идет охота на волков, идет охота…

Идет охота на волков, идет охота…

Во Франции их называли «лу-гару», в Германии — «вервольф», Болгарии — «полтеник», в Трансильвании — «волколок»… Истории об оборотнях, будоражили людское воображение начиная со времен Ромула и Рэма, вскормленных волчицей

 О предмете

Основные аспекты рассматриваемого нами предмета таковы. Во-первых, оборотень как мифический образ действительно существует. Разумеется, нам, живущим в третьем тысячелетии, трудно поверить в нечто подобное. Во-вторых, известно такое психическое заболевание, как ликантропия, когда больной воображает себя человеком-волком. В-третьих, волки – достаточно хитрые и умные хищники, которым ничего не стоит обмануть человека, а потому вполне вероятно, что в некоторых случаях волков принимали за сверхъестественные существа. В-четвертых, речь может идти о неизвестном науке животном. Наконец, не стоит сбрасывать со счетов так называемых детей Маугли, — человеческих детенышей, выкормленных и выращенных волками.

Ликантро́пия (от греч. λύκος — волк и άνθρωπος — человек) — мифическая болезнь, вызывающая метаморфозы в теле, в результате чего человек «перекидывается» в волка. Клиническая ликантропия — редко встречающееся психическое расстройство, бред превращения в волка.

Мифология вопроса

Оборотни известны со времен Древней Греции и Рима. В греческих мифах рассказывается о Ликаоне — царе, предложившем Зевсу блюдо из человечины. Громовержец разгневался и превратил Ликаона в волка.

В Библии также можно встретить упоминание о ликантропии. В Книге пророка Даниила IV, 27—31 говорится, что ею страдал вавилонский царь Навуходоносор.

В средние века жители Центральной и Восточной Европы верили, будто ведьмы и колдуны строят козни против людей и обращают их в оборотней. По преданиям, распространенным среди славянских народов, ликантропией заболевают те, кто надевают заколдованную волчью шкуру, а также дети и сексуальные партнеры оборотней. Считалось также, что заражение ликантропией происходит посредством укуса человека-волка.

В зверином обличье оборотни теряли контроль над собой и могли ненароком загрызть даже родных и близких. В большинстве рассказов о ликантропии больной не всегда сам может выбрать время и место трансформации, поэтому есть риск превратиться в волка в самый неподходящий момент (например, на виду у людей) или не суметь вовремя принять человеческий облик.

 Средневековая вакханалия

Поначалу многие считали феномен ликантропии всего лишь «эффектом наркотических средств, магического ритуала или своего рода мании величия».

В средневековой Европе среди явлений массового наркотического отравления наиболее известны эпидемии эрготизма (от франц. ergot - спорынья), вызванные употреблением в пищу муки, пораженной спорыньей. Они сопровождались вспышками ликантропии — формой умопомешательства, при которой больные воображали себя превращенными в диких зверей, главным образом в волков. В XVI веке ликантропия, особенно во Франции, носила характер эпидемии. Больные представляли себя обросшими шерстью, с ужасными когтями и клыками и утверждали, что во время своих ночных скитаний разрывали людей и животных. Нередко в деревнях ловили ликантропов, бегавших на четвереньках и подражавших вою волков. Их считали колдунами, принявшими звериный облик, чтобы причинить больше вреда христианам. На оборотней устраивали облавы и подвергали обычной для колдунов казни — сожжению.

Зачастую на ликантропию списывали нередкие в те времена случаи каннибализма. Психоз «помогал» и в голодные годы: позволял людям обвинять оборотней в людоедстве или же безумием «заслониться» от Бога, когда отчаяние приводило к поеданию себе подобных.

Первая массовая истерия — охота на оборотней прокатилась по Европе в XIV веке. Два столетия спустя оборотнемания достигла нового пика. Следующая массовая вспышка ликантропии во Франции длилась с 1570 по 1610 год и на этот раз сопровождалась небывалой теоретической дискуссией. Покуда крестьяне забивали кольями всех подозрительных прохожих, а суды приговаривали к сожжению одержимых ликантропией, ученые мужи писали трактаты, магистерские диссертации и памфлеты на тему оборотничества.

Само слово «ликантропия» было впервые использовано в 1594 теологом Реджинальдом Скоттом в книге «Разоблачение колдовства» и обозначало «чрезвычайную форму сильного безумия, в котором человек может подражать поведению дикого животного, особенно волку». Определение ликантропии, которое сформировал Скотт, напоминает используемое сегодня психиатрами. Он отвергал идею телесного превращения и сомневался в реальности дьявола (по крайней мере, в его способности превращать человеческую плоть в звериную). Страдающих ликантропией Скотт рассматривал как больных Lupina melancholia или Lupina insania и подвергал сомнению заявления верящих в заклинания и заговоры и охваченных «гневом и ненавистью» к ликантропам.

Классическая французская история XVI века, которая встречается в том или ином варианте во многих свидетельствах того времени, повествует о нападении волка-оборотня на охотника мсье Фероля. Последнему удалось отрубить лапу зверю, и волк, хромая, убежал прочь. Фероль вернулся в деревню, рассказал о случившемся своему другу Санрошу и показал ему отрубленную волчью лапу. Когда же Санрош пришел в свой дом, то обнаружил там истекающую кровью жену. Кисть ее руки оказалась отрубленной. Вызванный доктор смог спасти жизнь мадам Санрош искусной обработкой раны. Но старался он зря - при последовавшем судебном разбирательстве после пыток женщина полностью созналась в своих злых делах и была сожжена у столба. Естественно, суд и не думал проверять другие версии. Самым нашумевшим был процесс над неким Жилем Гарнье, наводившим ужас на жителей северных французских деревушек. По мнению современников, живших в XVI веке, нищий бродяга Гарнье встретил в лесу дьявола, продал ему душу, а взамен получил снадобье, благодаря которому мог превращаться в волка. Так или иначе, Гарнье действительно загубил много душ: насиловал женщин, убивал детей, не брезгал и каннибализмом. В 1574 году его поймали, допрашивали и пытали. Протоколы допросов больше напоминают мистический роман с детективным сюжетом, нежели реальное расследование.

 Зверь из Жеводана

Говоря об оборотнях, нельзя не вспомнить о гигантском волке (волках), терроризировавшего жителей французской провинции Жеводан с 1764 по 1766 год. Существует несколько версий относительно того, кто же все-таки зверски убил десятки людей, оставаясь неуязвимым перед крестьянскими вилами и солдатскими ружьями.

Основная версия местных крестьян сводилась к тому, что в окрестностях орудует ни кто иной, как лу-гару, то есть оборотень. Также высказывались предположения, что это демон, вызванный неким колдуном или же кара Всевышнего, посланная за грехи.

Современные криптозоологи (специалисты, изучающие неизвестные науке виды) отождествляют жеводанского зверя с самыми разными животными, например с реликтовым саблезубым тигром или вымершим в период позднего эоцена (более 40 млн лет назад) древним хищником эндрюсархом.

Следует признать, что подобные объяснения крайне неубедительны, поскольку достоверные свидетельства, подтверждающие появление таких животных в Жеводане и окрестностях ранее или позже 1764-1767 годов, отсутствуют.

В дошедших до наших дней документах внимание ученых привлекло необычное для волка описание зверя. Исходя из этого, они предположили, что речь идет о представителе другого вида, например, чрезвычайно экзотичной для Европы гиене. Хотя и очень редко, на людей нападают два вида гиен: встречающаяся в Африке, на Ближнем Востоке и в Пакистане полосатая гиена и более крупная африканская пятнистая гиена, достигающая до 1,3 метра в длину и до 80 сантиметров в холке. При нападении на людей гиены действительно предпочитают кусать жертву за лицо, как и Жеводанский зверь, но они плохо прыгают, и у них нет той легкой ровной рыси при беге, какую очевидцы приписывали зверю.

Вероятнее всего, в Жеводане бесчинствовал обычный волк. Вообще, волки редко нападают на людей, а вот домашний скот «режут» с охотой.

Обычно хищники становятся людоедами по причине травмы, когда они не в состоянии охотиться на привычную дичь. Справедливости ради следует признать, что Жеводанский зверь нападал на людей, даже если рядом находились домашние животные — такая легкая добыча, как козы или овцы. Никаких следов травм на нем не замечали, это было необыкновенно крупное и быстрое животное. Впрочем, существует вполне обоснованное мнение, что волки в прошлом были намного крупнее, чем сейчас, а мельчать начали по мере их истреблении.

Весьма вероятно, что нападения совершали разные волки-людоеды, а фантазия крестьян приписала все злодеяния одному животному, к тому же, сильно исказив его внешность.

Не исключено также, что Жеводанский Зверь представлял собой гибрид волка и собаки. Гибриды, в отличие от родителей-волков, не боятся людей, но при этом вполне могут напасть на человека.

 Дети-Маугли

Одна из наиболее интригующих легенд об оборотнях связана с детьми, выросшими среди волков и в такой степени перенявшими их повадки, что нормальная жизнь становится для них совершенно невозможной.

Одичавшие дети имеют лишь косвенное отношение к легендам об оборотнях, тем не менее, сам факт существования таких детей невольно свидетельствует в пользу преданий, рассказывающих о превращении человека в животное.

Дети-волки имели характерную внешность, неистово сражались за свою свободу и без колебаний бросались на любого, кто представлял для них опасность. Как настоящие оборотни, они испытывали тягу к луне: становились ночью на колени и выли. Вполне естественно, что крестьяне, повстречав в лесу человекозверя, отождествляли его с мифическим оборотнем.

Как правило, мальчики-волки, даже если они находились в обществе людей достаточно долгое время, все равно оставались дикими. Это особенно справедливо для тех случаев, когда дети попадали к волкам в младенческом возрасте и жили с ними несколько лет.

Древнейший задокументированный случай одичания мальчика, названного ребенком-волком из Гессе, произошел в XIV веке. Местные жители стали замечать, что в лесу около городка обитает призрачное существо, которое всякий раз, когда людям случалось натолкнуться на него, быстро скрывалось в зарослях. В 1344 году его наконец, поймали, и оказалось, что это мальчик. Он передвигался на четвереньках и не владел речью.

Как позже выяснилось, ребенок, которому было около восьми лет, провел в «диком» состоянии большую часть жизни. Волки вырыли для него нору и согревали своими телами в самые суровые зимы.

Примерно в то же время в густых лесах Баварии был найден другой несчастный, известный как ребенок-волк из Ваттеравии. Таких «находок» впоследствии было сделано немало в разных уголках земного шара. Как правило, дети-волки не могли научиться говорить, однако некоторых из них удавалось научить одеваться и есть из посуды, а единственным достижением (весьма сомнительным) одного из индийских «маугли» стало то, что он научился курить.

 Клиническая ликантропия

Так что же представляет собой ликантропия с медицинской точки зрения? Клиническая ликантропия, или просто ликантропия, — психоз, при котором больному кажется, что он превращается или превратился в зверя. Многие больные действительно чувствуют, что превращаются в волков (кошек, птиц, лягушек и др.). В некоторых случаях не удается определить, каким животным представляет себя больной.

Один 28-летний убийца, страдавший шизофренией с проявлениями ликантропии, так описывал свою болезнь: «Когда я расстроен, я чувствую, как будто превращаюсь в кого-то другого; у меня цепенеют пальцы, словно булавки и иглы воткнуты мне в ладонь; я теряю контроль над собой... Я чувствую, что превращаюсь в волка. Я смотрю на себя в зеркало и вижу процесс превращения. Мое лицо теперь не мое, оно совершенно преображается. Я пристально всматриваюсь, мои зрачки расширяются, и я ощущаю, как будто у меня вырастает шерсть по всему телу, а зубы становятся длиннее».

Принято считать, что диагноз ликантропии устанавливают на основании одного из двух симптомов:

- больной сам рассказывает, что иногда он чувствует или чувствовал, что превратился в зверя;

- больной ведет себя неадекватно (например, воет, лает или ползает на четвереньках).

*

Волк, хитрый и умный зверь с огромными клыками и горящими глазами, крадущийся в ночи, наводил ужас на первобытных людей. Своими кровавыми делами он давно обеспечил себе место в народном фольклоре. Со временем страх перед волками трансформировался в представление об еще более страшном существе, способном принимать обличье волка, которое охотится по ночам, одержимый жаждой крови.

Вакханалия казней в Центральной и Восточной Европе в средние века еще более усугубила положение. Сосед оговаривал соседа, жена — мужа, дети — родителей. В те давние времена люди практически не видели разницы между волком и оборотнем, столь велик был страх, который внушал и тот и другой.

Кстати, в Нормандии и Бретани до сих пор верят в то, что человек может стать волком. Правда, оставляют оборотню шанс на спасенье: считается, что если оцарапать кончика его носа так, те же  поверья оставляют оборотню шанс на спасенье: считается, что если оцарапать кончик его носа так, чтобы выделились три капельки крови, то наваждение рассеется…

Статья из журнала "Фармацевт Практик"

Дата публикации: 12 Ноября 2018

Нравится