Медицинская консультация

Последний номер журнала

…и гений — парадоксов друг

…и гений — парадоксов друг

 Мы все похожи на своих родителей. И не только внешностью. Наши интересы, манеры, привычки, реакции на происходящее зачастую удивительно похожи на родительские. В чем же причина: в том, что родители воспитали нас «по своему подобию», а мы с детства им активно подражали, или же все дело в генах, которые они нам передали, и которые, как ни старайся, не изменишь. Уже давно доказано, что интеллект каждого человека –– результат взаимодействия его генетической программы с условиями воспитания, обучения, традициями. Однако до сих пор ученые ведут споры: что же все-таки важнее –– наследственность или среда? Установлен ли предел интеллектуальным возможностям человека, или все мы –– потенциальные гении?

 Гены или среда?

Первым, кто показал, что интеллектуальные способности человека наследуются, был английский психолог и антрополог Френсис Гальтон (1882–1911). В книге «Наследственный гений: исследование его законов и следствий», вышедшей в 1869 г., Гальтон подробно исследует генеалогию своих наиболее ярких и одаренных соотечественников и делает вывод о том, что способности и таланты обусловлены явным семейным характером. Кстати, именно Гальтон сформулировал основные принципы евгеники –– учения о наследственном здоровье человека и путях его сохранения и улучшения.

Между тем, для генетического анализа наша интеллектуальная активность, то есть ум, память, фантазия, привычки, мотивация поступков, предрасположенность к определенному виду деятельности и другие поведенческие и психические функции являются, наверное, наиболее сложной и труднодоступной сферой. Чтобы понять, как наследуется такой сложный признак, как «интеллектуальность», ученым необходим был, прежде всего, хотя бы приблизительный критерий для ее определения.

Первой попыткой определения «размера интеллекта» стал IQ (Intelligence Quotient –– коэффициент интеллектуальности), разработанный французскими психологами Альфредом Бине и Теодором Симоном в 1905 году для того, чтобы помочь парижским учителям правильно распределить учеников по классам школы. Сначала определение IQ проводили по средним показателям детей данного возраста, и если ребенок 12 лет отвечал на вопросы тестов так же, как 9-летний, то его IQ определяли как 9:12=0,75 или 75. Тогда было решено считать границей нормы показатель IQ равный 69.

За прошедшие годы процедура определения IQ претерпела множество изменений. Сегодня это тест, содержащий более ста разнообразных вопросов, в том числе и проверяющие искренность отвечающего. Тест усовершенствовали таким образом, что с его помощью можно измерить преимущественно врожденные способности, независимо от приобретенных знаний и условий воспитания. Поэтому IQ человека практически не изменяется после 8–10 лет.

 На помощь приходят близнецы

Передаче IQ по наследству посвящены сотни работ. Наиболее надежный метод определения того, насколько те или иные способности определяются генотипом, –– близнецовый. При этом особый интерес представляют однояйцовые (генетически идентичные) близнецы, разлученные в раннем детстве и выросшие порознь, то есть имеющие различные условия для реализации своей наследственной программы, а также разнояйцовые близнецы (генетически неидентичные), воспитывавшиеся вместе, то есть в одинаковых условиях. При сравнении 19 пар однояйцовых близнецов, разлученных в раннем детстве, с 50 парами близнецов, выросших вместе, оказалось, что, несмотря на разницу в условиях воспитания, показатели IQ у разлученных близнецов все же были очень близки, хотя и в меньшей степени, чем у тех, которые выросли вместе. При сопоставлении однояйцовых и разнояйцовых близнецов по признакам, характеризующим предрасположенность к определенным сферам знаний, способность к коммерческой, религиозной или артистической деятельности, было показано, что одинаковые признаки проявляются у генетически идентичных близнецов значительно чаще, чем у неидентичных.

 Ученые из Калифорнийского университета методом магниторезонансной томографии обследовали 10 пар однояйцовых генетически идентичных близнецов и 10 пар двуяйцовых близнецов одного пола. На основании полученных данных были построены цветные карты мозга, где были обозначены участки, развитие которых обусловлено генетически, и участки, связанные с приспособлением к таким факторам среды, как обучение и различные стрессы. Оказалось, что строго наследуется количество серого вещества в лобной части головного мозга, а такие качества, как языковые и вербальные способности человека, навыки чтения, способность ориентироваться в пространстве, скорость реакции, а также эмоциональная реакция на стресс находятся под достаточно жестким генетическим контролем.

Интересно также, что дети, выросшие в семьях приемных родителей, по показателям умственного развития гораздо больше похожи на биологических отца и мать, чем на приемных. На сегодня зависимость IQ от генов у разных авторов варьирует от 50 до 80%, однако в специальной литературе «вклад» наследственных факторов в развитие интеллекта чаще оценивается в 70–80 %. То есть современная генетика видит проблему наследования интеллекта так: верхний предел –– «планка» –– нашей с вами умственной одаренности обусловлен генами, а степень развития этих наследственных способностей определяется внешними влияниями –– обучением и опытом. Поэтому важно неустанно работать над собой, искать себя и «выжимать» из своих задатков все возможное, ведь кто знает, как высоко на самом деле находится ваша «планка». А вдруг вы –– потенциальный гений?

 Гениями рождаются или становятся?

Что же такое гений? Чем отличается он от других, даже, может быть, и очень способных людей? Оксфордский словарь определяет гениальность как «природную интеллектуальную силу необычайно высокого типа, исключительную способность к творчеству, требующему воображения, оригинального мышления, изобретения или открытия».

С античных времен гениальность определяли как «божественный дар», как род иррационального вдохновения, «озарения свыше». Бытует также мнение, что безумие и гениальность –– явления одной природы. К примеру, итальянский психиатр Чезаре Ломброзо (1836–1909) выдвинул тезис, что гениальность соответствует ненормальной деятельности мозга, граничащей с эпилептоидным психозом, и в своей нашумевшей книге «Гениальность и помешательство» привел тысячи примеров, в той или иной степени подтверждающих эту мысль.

 Генетики пытались найти «ген гениальности», но сейчас уже ясно, что такого гена быть не может. Скорее всего, существует лишь довольно низкая вероятность появления уникального сочетания генов ­­–– сочетания, которое создает для человека предпосылки стать гением.

Наиболее широко и всесторонне проблема гениальности на генетическом уровне была изучена крупнейшим советским генетиком Владимиром Павловичем Эфроимсоном (1908—1989). Он предложил интересную концепцию, объясняющую, каким образом может наследоваться гениальность. «Стержень» этой концепции состоит в том, что потенциальные и состоявшиеся таланты и гении имеют, как правило, в своем генотипе факторы, обусловливающие наличие «внутреннего допинга», резко повышающие психическую и интеллектуальную активность на фоне тех или иных способностей. Одним из важнейших биохимических стимуляторов Эфроимсон считает мочевую кислоту, которая по своей структуре сходна с такими известными нейростимуляторами, как кофеин и теобромин. Избыток мочевой кислоты (гиперурикемия) нередко приводит к отложению ее солей (уратов) в виде кристаллов, то есть к развитию подагры. Именно стимулирующими свойствами мочевой кислоты можно объяснить многочисленные случаи «подагрической гениальности», описанные в работе Г. Эллиса «История английского гения» (1927). В популяционных исследованиях, где подбирались находящиеся в равных условиях группы, и контролировалась роль внешних факторов, связь между умственной активностью и содержанием в крови уратов выглядит вполне отчетливо.

По оценке Эфроимсона, если среди всего мужского населения лиц больных подагрой лишь 0,6–2%, то среди выдающихся и прославленных в истории людей они составляют 15–20%, а среди гениев их процент еще выше. Конечно, любая статистика способна вызвать возражения. Однако один крупный математик с чрезвычайно скептическим складом ума, прочитав еще в рукописи книгу Эфроимсона «Гениальность и генетика» и узнав, что в круг «подагрических» гениев входят Ньютон, Кант, Дарвин, Галилей, Лейбниц, Микеланджело, Гете, Бетховен, Рембрандт, Эразм Роттердамский, Бэкон, Лютер, Христофор Колумб, Петр I, Бисмарк, Кромвель, заметил: «Имена действуют сильнее статистики!».

В своих исследованиях В.П. Эфроимсон ориентировался на то, что зарождение потенциального гения –– проблема генетическая, а его развитие, становление и воплощение в жизнь –– проблема биосоциальная. Взаимодействие генов одаренности со стимулирующей средой, анализ действия ранних впечатлений детства, определяющих направление деятельности личности на всю жизнь, вместе с разработкой систем образования и воспитания, ориентированных на исходное генетическое разнообразие, непременное развитие этических и эстетических сторон личности –– все это должно, по замыслу Эфроимсона, стать объектом специальной науки –– педагогической генетики, цель которой — способствовать максимальному развитию изначально заложенных в человеке задатков.

Психологам и психиатрам известны так называемые идиоты-гении –– умственно отсталые люди, обладающие исключительными способностями в какой-то одной узкой области. Эти люди показывают низкие результаты в тестах интеллекта и страдают болезненной замкнутостью в себе, однако они проявляют себя удивительным образом в отдельных узких областях. Один из них говорит на 24 языках, включая пару придуманных им самим. Другой, едва взглянув на любое здание, может сделать его детальнейший архитектурный рисунок. Третий знает наизусть толстый телефонный справочник большого города. Четвертый мгновенно перемножает в уме шестизначные числа и так далее. Согласно гипотезе ученых из Центра изучения разума (Австралия), такими способностями обладает каждый из нас, однако у обычных людей они маскируются более высокими формами мышления. «Идиоты-гении» останавливаются на голых фактах и, в отличие от обычных людей, не переходят к обобщениям, которые «вычеркивают» огромные массивы поступившей в мозг информации, оставляя лишь общую осознанную концепцию. Однако ученые считают, что если мы научимся снимать «цензуру» сознания, то наш мозг также сможет проделывать феноменальные трюки.

Статья из журнала "Фармацевт Практик"

Дата публикации: 22 Декабря 2017

Нравится