Медицинская консультация

Последний номер журнала

Франсуа Рабле: человеку свойственно смеяться

Франсуа Рабле: человеку свойственно смеяться

Дело потомков допытываться, что это был за человек. Мы же его знали, понимали, и он нам был дорог как никто. Потомки, может быть, подумают, что он был шутом, скоморохом… Напрасно. Он не был ни тем, ни другим. Обладая умом глубоким и редким, он высмеивал род людской, его безрассудные прихоти и тщету его надежд…

Пьер Буланже

 Царство тьмы

Франсуа Рабле родился в 1494 г. в семье судебного чиновника в окрестностях Шинона (Турень). Он был младшим сыном и по законам того времени не мог рассчитывать на наследство. Молодому человеку пришлось самому пробивать дорогу в жизни. Для людей его круга был только один путь — монастырь, где можно получить образование и, если принять постриг, сделать себе карьеру священнослужителя.

В 16 лет Рабле поступил во Францисканский монастырь в Фонтене-Леконт. У юноши рано открылись способности к изучению древних языков и права. Несмотря на юный возраст, он быстро прослыл знатоком среди местных юристов.

Живя в монастыре, Франсуа сумел познакомиться и подружиться с образованнейшими людьми, ему удалось завязать переписку со знаменитым французским гуманистом Гиемом Бюде - библиотекарем, секретарем, советником по вопросам культуры короля Франциска І. Несмотря на суровые нравы, которыми отличались монахи-францисканцы, Рабле «правдами и неправдами» доставал и изучал древние трактаты. А это было весьма опасно он буквально играл с огнем - костры святой инквизиции пылали по всей Европе.

Образованность и раскованность послушника Рабле раздражали братьев по ордену, они силой отобрали у него книги, добытые с таким трудом. Все могло бы плохо закончиться для молодого человека, но друзья помогли уладить дело. Он был вынужден принять постриг. А через некоторое время его покровители выхлопотали у Папы разрешение на переход в Бенедиктинский орден, где нравы были помягче.

Рабле посчастливилось, что конфликт случился в «период веротерпимости»: король Франциск І потерпел поражение от испанского монарха Карла V, что заставило его искать поддержку в разных слоях французского общества и среди немецких князей, принявших протестантство.

Свет разума

Переезд в Мальезе, где находился новый монастырь, был спасением во всех отношениях. Здесь Рабле познакомился с местным епископом д’Эстиссаком, который не только поддерживал тягу молодого человека к изучению древних трактатов, но увлек его новыми науками — естествознанием и медициной.

С разрешения епископа в 1528 г. Рабле покинул монастырь и отправился в Париж, чтобы продолжить образование. А затем, уже самовольно, он переехал в Монпель и в 1530 г. стал слушателем медицинского факультета. Медицинское образование состояло тогда в изучении трудов Гиппократа и Галена. Рабле быстро получил степень бакалавра и через два года практиковал как врач в Лионе.

Незаурядный человек, он был неординарен во всем. Будучи врачом, прославился тем, что одним из первых начал публично анатомировать трупы. А в 1532 г. он опубликовал «Афоризмы» Гиппократа. В этой книге греческий оригинал напечатан параллельно с текстом на латинском языке. Книга вызвала широкий резонанс среди специалистов. Впервые подлинный текст был дан без искажений и сокращений, более того, переведен врачом.

Успехи на поприще медицины не отодвинули на второй план стремление к познанию мира и осознания себя в нем. Круг общения Франсуа Рабле был чрезвычайно широк: ученые, писатели, священнослужители, политические деятели. Он вел переписку с крупнейшим ученым-гуманистом, писателем Эразмом Роттердамским. Размышления Рабле о жизни, воспитании, обществе нашли неожиданное воплощение в литературном творчестве.

Гаргантюа и Пантагрюэль

В 1532 г. вышла в свет книга «Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гаргантюа». Созданная неизвестным автором, она представляла собой грубоватую пародию на средневековый рыцарский роман. Это была поистине «народная книга». Рабле писал, что «в два месяца было продано столько <экземпляров>, сколько не купят Библий за девять лет». Грандиозный успех навел его на мысль использовать эту форму для изложения своих взглядов на жизнь.

Через год в Лионе были опубликованы «Ужасающие и устрашающие деяния и подвиги знаменитейшего Пантагрюэля», подписанные Alcofribas Nasier (анаграмма имени Франсуа Рабле). Книга была задумана как продолжение произведения анонимного автора. В ней использована классическая схема рыцарского романа (детство героя, юношеские странствия, подвиги), сохранен стиль оригинала. Однако от предшественницы ее отличали смелые пародии на Библию, насмешки в адрес Папской курии и самих пап, сатира на католицизм, церковь, проповедников и религиозные процессии. В произведении подчеркивается, что проповедь Евангелия должна быть свободной, как у протестантов докальвинистских времен, так как официальная протестантская церковь уже далека от идеалов, которым она следовала в самом начале. Досталось и ученым мужам, богословам Сорбонны, за абстрактность и схоластичность их знаний, косность преподавания.

Книга имела огромный успех. Окрыленный удачей, в 1534 г. Рабле издал второе произведение, призванное заменить собой «народный роман»: «Повесть об ужасающей жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля». Роман содержал сатиру на королей и феодальные междоусобицы. В нем показано идеальное общество — Телемское аббатство, основанное героем романа братом Жаном, - в котором отсутствует всякое принуждение, и у входа прибита надпись «Делай, что хочешь!».

Особенно ярко во второй книге прозвучала критика классического средневекового образования. Почему Рабле вернулся к обсуждению этого вопроса? Дело в том, что участие в посольстве французского короля к Папе Клименту VII помогло ему ознакомиться со взглядами на воспитание и образование итальянских гуманистов. И писатель хотел поделиться новыми мыслями по этому поводу. Миссию в Италию возглавлял епископ Жан дю Белле, а Рабле был его личным врачом.

Tempora mutantur…*

Ожидаемого успеха второй книги не последовало. Причиной тому стало непредвиденное событие в политической жизни Франции. В ночь с 17 на 18 ноября 1534 г. в Париже и других городах появились плакаты против Папы и католической церкви. Один из них даже прикрепили к двери королевской спальни. Франциск І был напуган произошедшим, а еще больше теми событиями, которые могли последовать. В истории Франции уже были такие случаи, когда непокорных королей Папа отлучал от церкви, тем самым лишая престола. В стране снова запылали костры инквизиции. Напуганные ученые мужи из Сорбонского университета организовали покаянную процессию и даже выступили с предложением запретить книгопечатание. С большим трудом удалось отговорить Франциска І от принятия такого решения.

Жизнь Рабле была в опасности, ведь священнослужители и богословы могли отомстить за сатиру, содержащуюся в его книгах, и он на время скрылся из Лиона.

Известия о Рабле появляются через год, когда он присоединился к новому посольству в Рим. Возглавляя делегацию все тот же Жан дю Белле, который на сей раз ехал к Папе за кардинальским званием.

В этот приезд Рабле прожил в Риме довольно долго. Он вернулся к занятиям естествознания и заинтересовался археологическими изысканиями. Писатель воспользовался непривзятым к нему отношением со стороны нового Папы Павла ІІ и испросил отпущения грехов, главный из которых - самовольный уход из монастыря. Прощение было получено. Святейший разрешил заниматься медицинской практикой и вернуться в любой Бенедектинский монастырь. Таким образом, положение «беглого инока» было восстановлено.

*Времена меняются

Труд всей жизни

Возвратившись из Италии, Рабле взялся за медицину и в 1537 г. получил степень доктора. По мнению исследователей его творчества, в это время он выполнял деликатную миссию — по поручению короля занимался распространением необходимых правительству сведений. Писатель не считал это предосудительным, напротив, полагал, что служит своим пером родине.

Между тем, благодаря стараниям Папы Павла ІІІ произошло примирение между испанским и французским монархами. Объединившись, две сильнейшие католические державы начали наступление против на приверженцев протестантизма. Во Франции снова началась реакция. Рабле решил обезопасить себя и в 1542 г. опубликовал две первые книги «Гаргантюа» и «Пантагрюэль» в их логической последовательности, правда, изрядно смягчив политическую сатиру. Однако это не спасло его от нападок. Тогда он оставил Париж переехал в Пьемонт и обосновался при дворе наместника Ланже, родственника кардинала дю Белле.

В 1546 г. вышла в свет третья книга романа. В ней Рабле отказался от глумления над церковью и богословами. Несмотря на все предпринятые меры предосторожности, эта книга была осуждена, как и ее предшественницы. В условиях политического террора, Рабле не могли защитить ни высокие покровители, ни сам король, находившийся при смерти. Он покинул Францию и отправился в Мец, где, работая врачом, продолжал писать четвертую книгу. Кардинал дю Белле поддерживал его материально, а отправившись с новым посольством в Рим, взял с собой и Рабле.

Задерните занавес: фарс окончен

К моменту возвращения из Италии политическая атмосфера во Франции несколько прояснилось. Кардинал дю Белле мог открыто покровительствовать ему, и Рабле получил место кюре в Медоне, близ Парижа. Теперь он мог закончить работу над четвертой книгой. Однако когда роман был напечатан, ситуация вновь изменилась к худшему. Примечательно, что не только «рьяные» католики, но и вождь протестантского движения Кальвин обрушился на него с критикой. Рабле предпочел снова исчезнуть, но скрывался недолго. В 1553 г. он скончался.

Легенда гласит, что, умирая, великий мастер слова не удержался от шутки. Священнику, подававшему ему последнее причастие, он сказал: «У меня нет ничего ценного, я много должен, остальное я оставляю бедным». А тем, кто присутствовал при последних минутах: «Задерните занавес: фарс окончен… Я иду искать великое «Быть Может»

 Статья из журнала "Фармацевт Практик"

Дата публикации: 15 Февраля 2018

Нравится