Медицинская консультация

Последний номер журнала

Чернобыль. Территория беды

Чернобыль. Территория беды

Чернобыль вырос столбом пламени и пыли над бетонными стенами и перекрытиями атомной станции, едва не достигая двух километров в высоту, при этом столб отбрасывал зловещее зарево на все стороны Полесской низменности, в то время расцветавшей садами…

26 апреля 1986 года стал одним из самых черных дней в истории Украины. Авария, которая произошла в ночь на 26 апреля на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), признана одной из самых крупных техногенных катастроф в мире

Катастрофа

Исследователи определяют мощность выбросов в несколько десятков, а некоторые — в сотни атомных бомб, сброшенных более полувека назад на японские города Хиросиму и Нагасаки.

Авария обернулась страшными последствиями не для одного народа. Ибо «долгоживущими» радионуклидами, словно легкокрылой и грозной саранчой, было пленено в трех республиках СССР 160 тысяч квадратных километров с населением в 9 миллионов человек.

В первые сутки ветер поднял, развеял и потянул смертоносное облако на запад — в сторону Ровно, Волыни. В высших слоях атмосферы поток взял курс на Прибалтику и сделал своего рода петлю над Европой. В результате аварии в 12 областях Украины была заражена территория общей площадью 50 тыс. кв. км. В Книге рекордов Гиннесса за 1991 год глобальность этой катастрофы подчеркивается тем, что пятна чернобыльского происхождения были зарегистрированы даже на территории США.

По данным Союза инвалидов Чернобыля, авария на ЧАЭС унесла жизни свыше полутора миллионов украинских граждан. В результате катастрофы пострадали около 3,5 млн жителей тогда еще советской республики, в том числе 1,2 млн детей. Сегодня на загрязненных территориях проживают почти 2,3 млн украинцев, а в зоне усиленного радиоэкологического контроля — более 1,6 млн.

Нарушение равновесия

Вот уже много лет Чернобыль не перестает обрастать мифами. Животные-мутанты, гигантские растения. Но это всего лишь мифы. А что же на самом деле?

Население, оказавшееся в зоне аварии, невозможно было ни эвакуировать, ни предупредить об опасности, ни, тем более, научить, как избежать последствий. Катастрофическое поражение живой природы возле атомной станции было, в первую очередь, отмечено гибелью соснового леса. В связи с этим разрушилась вся система трофических связей в лесном биоценозе. Лишились пищи насекомые, их исчезновение обрекло на голодную смерть насекомоядных птиц и муравьев…

Как известно, в устойчивом биоценозе должны быть заняты все экологические ниши. Постчернобыльская природа сопротивлялась нарушению равновесия, отвечая на него мышиными атаками, налетами хрущей на сосновые посадки, набегами кабанов на плантации орехов. Однако жизнь оказалась более устойчивой к этим нарушениям, чем можно было предположить.

С уменьшением дозы

Непрерывное облучение при постоянном снижении мощности дозы — та форма облучения, которая обрушилась на природу и население с момента чернобыльской катастрофы. Необходимо отметить, что мутационный процесс — нормальный процесс в жизнедеятельности любой популяции. Однако радиация вызывает мутации с увеличенной частотой и в более широком спектре, нежели это присуще нормальному процессу изменений. Вместе с тем, принимая во внимание быструю смену поколений у большинства животных, можно сказать, что сегодня объектов такого облучения среди представителей животного мира практически не осталось. Что касается влияния радиации на последующие поколения, то мутационные изменения, ведущие к снижению жизнеспособности, (как правило, это доминантные мутации), устраняются путем естественного отбора. Напротив, многие рецессивные мутации могут заметно размножаться в популяции и в ряде случаев приводить к увеличению частоты врожденных уродств, аномалий обмена и т.п.

В настоящее время деревья в окрестностях Чернобыльской атомной электростанции приспосабливаются к окружающей среде, зараженной радиацией. Это продемонстрировали исследования, проведенные совместно специалистами университета Летбридж (Канада) и центра «Чернобыль» (Украина). Исследователи посадили здоровые семена сосны в зараженную почву недалеко от Чернобыльской АЭС. Исследование генетического материала выросших сосен позволило выявить узор метилирования. Посаженные в зараженную радиацией землю, деревья усиливают процесс метилирования в сравнении с обычными условиями на 30%. Схожие изменения в наследственном материале были обнаружены и у старых сосен, переживших чернобыльскую катастрофу. Таким образом, метилирование является ответом на стресс. Оно позволяет предотвратить нестабильность генома и сделать возможным выживание в крайне враждебном окружении.

Надо сказать, что постепенно восстанавливается не только флора, но и фауна пострадавших территорий. В зону вернулись редкие животные. Природе практически полностью удалось восстановить естественный баланс.

Главное — люди

Как ни жестоко это звучит, но для популяции не имеет решающего значения гибель десятков, а то и сотен животных, если в результате этого численность не достигла минимального критического значения, после которого ее восстановление невозможно. Только учитывая такие особенности существования животных, мы можем судить о степени воздействия радиоактивности на популяцию в целом, но не на отдельную особь, с чем мы встречаемся при изучении человеческого сообщества. Жизнь и смерть животного протекают по иным правилам. Животное редко доживает до биологической старости. Для жизни природы главное — сохранение видового населения, а не особи. В человеческом обществе ценна и неповторима каждая личность. Другими словами, гибель одного животного — не катастрофа, гибель человека — трагедия. В этом и заключается главное этическое отличие подходов к изучению влияния радиоактивности (да и не только ее), на природные сообщества животных и человека. Именно поэтому главными пострадавшими являются люди.

Отсутствие достоверной информации о реальном состоянии дел в начальный период аварии на ЧАЭС лишь усилило чувство тревоги у населения и способствовало увеличению медицинских последствий аварийного облучения населения. Прежде всего, это высокие уровни облучения щитовидной железы вследствие отсутствия данных о ситуации, а также о мерах защиты. В первые годы после аварии невежество шло рука об руку с радиофобией. С одной стороны, некоторые местные жители возвращались в покинутые дома. Они не верили в радиацию, ловили рыбу в реке Припять, копали огороды. Причем, иногда это делалось с «научными» целями. Так, например, американские журналисты встречались с пожилой женщиной, которая перекопала весь свой сад в надежде увидеть радиацию собственными глазами… В то же время, по данным МАГАТЭ, за первый поставарийный год только в странах Европы было сделано от 100 до 200 тыс. «дополнительных» абортов.

В соответствии с формулировкой ВОЗ, согласно которой «здоровье — это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или инвалидности», очевидно, что подавляющую часть населения на загрязненных территориях можно отнести к группе больных.

Исследования показывают, что в массовом сознании подавляющего большинства пострадавшего населения доминирует состояние тревоги, безразличия и безысходности за свою жизнь и будущее, а жизненное кредо можно сформулировать приблизительно так: «Сколько нам этой жизни осталось?!». Как известно, состояние тревоги наносит вред здоровью даже в том случае, если ожидаемые отрицательные прогнозы не стали реальностью. Одним из последствий кризисных социоэкологических процессов в регионах, пострадавших от чернобыльской катастрофы, является высокий уровень пьянства, преступности и другого девиантного поведения.

И, наконец, самое главное — у населения, проживающего на территориях, загрязненных радионуклидами, выявлены нарушения психофизиологической адаптации организма, а также целый ряд заболеваний эндокринной и иммунной систем.

Иное мнение

Однако существует и другая точка зрения. Так, эксперты ООН считают, что «нищета, болезни, обусловленные образом жизни, распространившиеся в настоящее время в странах бывшего Советского Союза, и проблемы психического здоровья создают намного большую угрозу местным общинам, чем радиационное облучение».

После страшной аварии эксперты самой влиятельной международной организации делают неожиданный вывод: «В целом мы не обнаружили глубоких отрицательных воздействий на здоровье... и не можем говорить о широко распространившемся радиоактивном загрязнении, которое могло бы и далее создавать существенную угрозу здоровью людей, за исключением нескольких зон с ограниченным доступом к ним». По мнению экспертов ООН, «люди в пострадавших районах негативно оценивают свое здоровье и благополучие, что усугубляется преувеличенными опасениями, связанными с воздействием излучения на здоровье».

В 1988 году было объявлено об окончании первого этапа ликвидации чернобыльской катастрофы. Теперь мы живем во втором... Нынешний Чернобыль отделен от «большой земли» лесами, колючей проволокой и, что греха таить, безразличием тех, кто за него в ответе. Это замечательно, что «краснокнижные» животные вернулись в зону, а земля снова начала плодоносить. Но, быть может, не стоит уподобляться старушке, которая искала радиацию, а не найдя, радостно уверовала в ее отсутствие. Чернобыльский урожай нельзя есть, местная вода по-прежнему непригодна для питья, а показатели заболеваемости и смертности украинцев продолжают возрастать.

Сегодня никто не в состоянии с уверенностью сказать, когда природа полностью оправиться от обрушившегося на нее удара, да и оправиться ли вообще. Вне всякого сомнения, абсолютно неэффективными являются манипулирование цифрами и спекуляция чужой бедой.

Излечить землю и ее обитателей может лишь время, при условии нашего бережного отношения к природе и способности извлекать уроки из прошлого.

Статья из журнала "Фармацевт Практик"

 

Дата публикации: 26 Апреля 2018

Нравится